Пресса по темам:

«Когда судьба по следу шла за нами»
Пресса «Кармен» П. Мериме
Автор: Рухля С.//Театрал.2012.13.ноябрь. http://www.teatral-online.ru/news/8055/   
Историю Кармен В Театре «На Литейном» разыграли в ее отсутствии.
Молодой режиссер Галина Жданова поставила на сцене Театра «На Литейном» легендарную новеллу Проспера Мериме «Кармен». Поставила неожиданно (историю разыгрывают исключительно мужчины), с риском быть не понятой: публике сложно смириться с отсутствием на подмостках собственно Кармен. Хотя это обстоятельство дает счастливую возможность не увидеть очередной штамп — раскрашенную манерную куклу, под стать сериальным «кармелитам» — сплошь и рядом встречающуюся на оперно-концертных площадках. Впрочем, «штампы» — это, конечно, не о воспитаннице Вениамина Фильштинского, ярко дебютировавшей в Театре «На Литейном» пронзительным «Марьиным полем». Ее стезя — очень авторский, очень режиссерский театр, с продуманным до тонкостей и мелочей сценическим действием. Сценическое пространство оформлено по минимуму: драпировка стен и задника, огромный остов (скелет, каркас), похожий на экспонат зоологического музея. Главный (и единственный) визуальный образ, многократно меняющий место дислокации, включает воображение и играет спектаклю на руку. Пролог: выбегающая на сцену стайка современных и экспрессивных юношей. Каждый с четко продуманным характером, каждый — со своим словом о женщине, вернее, о глубоко личном ее восприятии. Энергия рэпа смикшируется рафинированной инфантильностью, экзальтированность эмоций подготовит почву для восприятия основного сюжета. Поначалу может показаться, что «Кармен» — спектакль о страсти и о страстях. Но первое впечатление обманчиво. Над героями давлеет рок: и рассказ, скорее, о неосознанном влечении героев друг к другу и неосознанном же стремлении к смерти. Ведь Хосе для Кармен — верная погибель, и цыганским своим нутром, она не может не чувствовать закономерного исхода. Кармен для Хосе — дорога в преисподнюю, по которой он и идет как зачарованный. И бытовая причинно-следственная связь в данном контексте, становится совсем не важной. Как и отсутствие на подмостках главной героини. Перед зрителем разворачивается история с давно известным финалом. Но связано это не с тем, что все читали когда-то новеллу Мериме, или слушали оперу Бизе. Конец сюжета становится отправной точкой действия, и в этой ретроспективе (бывший сержант расскажет о своей жизни после того, когда она закончилась) Хосе не только действующее лицо, но и наблюдатель. Он предстает сразу в восьми лицах — молодые актеры из пролога перевоплотятся в самого Хосе и в семь его смертных грехов. Текст Проспера Мериме зазвучит, разложенный на восемь голосов, и подобное «расшепление» сознания главного фигуранта позволит взглянуть на сюжет «изнутри». В том числе, осознать, что крупицы Хосе есть в любом (или почти любом) мужчине. Пластическая составляющая (балетмейстер Ирина Ляховская) — актеры безостановочно двигаются — может показаться избыточной, уводящей мысль в акробатику, но изобильное движение удачно уравновешивает внутреннюю разбалансированность героя, прячет нервную дрожь (и на пороге в преисподнюю Хосе обуреваем лишь желанием увидеть Кармен). Как и возникающая периодически Хабанера из оперы Бизе не имеет целью «материализовать» Кармен, скорее напомнить о предопределенности и роке. Своеобразным же манифестом спектакля станут финальные строчки Арсения Тарковского: «Когда судьба по следу шла за нами,/ Как сумасшедший с бритвою в руке».
 

Пресса по темам: