Пресса по темам:

«В рядах поклонников Кармен»
Пресса «Кармен» П. Мериме
Автор: Семенович А.//Свободный доступ. 2013. 3 апреля   
Постановка молодого режиссёра Галины Ждановой «Кармен» в Театре «На Литейном» — неожиданная с точки зрения истории постановок новеллы Мериме, но вполне закономерная с точки зрения траектории современного театра.
Это попытка привести своенравную цыганку в театр, приманив драматургией — сдалась ли она ей (драматургия — Кармен) и где, собственно, искать героиню (потому что в программке значится 11 мужских имён) — мы постараемся разобраться. Глубина сцены в «Кармен» использована с единственной целью — вместить длинную подвижную декорацию, нечто среднее между гимнастическим бревном и остовом коня Вещего Олега. 7 грехов, 8 вариаций на тему Хосе. Хосе-хиппи, Хосе-мамин сыночек, Хосе-мальчик из клуба, Хосе-мальчик «с района». В общем, перед нами целая команда КВН, влюблённая в одну девушку. Предполагается, что эти ребята попали на место действия после смерти Хосе «оригинального», то есть до нас хотят донести, что отвечать за свои поступки придётся, не держась за юбку. Хотя канва спектакля построена на том, что судьбу восьмерых горячих Хосе решает этакая булгаковская шайка (только из другого «ведомства», конечно), что поддерживается христианскими отсылками оригинала, женщине сюда хода нет, как в мусульманский рай. Конфликт сильного наваррского чувства с цыганским коварством и совестью ложится на плечи сугубо мужской компании. В результате муки совести заставляют взрослых детин впадать в детскую акробатику, вертеться вокруг помянутого «остова», кататься по всей глубине сцены. Неуёмная физика сводит к минимуму собственно игру: нам просто пересказывают текст, минимальная драматургия теплится лишь в «ведомстве». Восемь пылких Хосе на сцене — возможно, это символ разбитого сердца грешника, возможно, просто условный ход современного театра — ведь режиссёр и хореограф «Кармен» — женщины (Галина Жданова и Ирина Ляховская соответственно), вот они и решили подойти к теме по-женски и порадовать себя «мужским» театром. Благотворно сказалась работа со светом Евгения Ганзбурга — благодаря мистическому, будто в каком-нибудь режиссёрском кино свету мы не воспринимать коробку сцены с «бревном» как спортзал. Обилие красных плоскостей помогает окрасить большей чувственностью буквально читаемый героями текст, выигрышная подсветка как-никак делает их более значимыми, чем это могут сыграть молодые артисты. В целом, постановка воспринимается современно, немного экзотично, немного эротично, и очень интернационально. Спорить о женщине — это занятие не для одного многострадального Хосе и не для конкретной страны и эпохи. Из-за того, что красотке Кармен буквально не дают слова вставить, в постановке пропадает некий Инь. Из повествовательной она становится почти суетной. Молодёжный пафос не решает проблемы ответственности за поступки, и прощение, которое получают от ведомства восемь «хороших парней», опять же очень «киношно». Как будто предполагается сиквел, ещё один шанс, и уйти мы должны с чувствами чуть более возвышенными, чем от смеси «Как отделаться от парня за 10 дней» с «Прирождёнными убийцами».
 

Пресса по темам: