«Курение и его фатальные последствия»
Пресса «(Самый) легкий способ бросить курить»
Автор: Федорова А.//http://vokrugda.com/2011/02/kurenie-i-ego-fatalnye-posledstviya/ 06.02.2011   

Новая драма, которая уже давно известна и даже горячо любима в Москве, только начинает набирать популярность в Петербурге. Отдавая дань моде и осваивая новые театральные пространства, режиссёры всё чаще бросают заинтересованный взгляд в сторону молодых драматургов. К таким экспериментам относится новый спектакль театра «На Литейном» «(Самый) лёгкий способ бросить курить» по пьесе Михаила Дурненкова, жанр которого определяется как «типа инструкция».

 

Пьеса – свежее некуда, первая читка состоялась на прошлом Володинском фестивале (кстати, и организовал её тогда Андрей Сидельников, который впоследствии стал режиссёром постановки). Несмотря на некоторые недостатки вроде откровенно невыразительных диалогов, в пьесе много интересных сюжетных линий и пространства для оригинальных режиссёрских решений – от переосмысления роли таджиков в жизни мегаполиса до кризиса пятнадцати лет брака. В общем, всё очень современно и актуально. И главный герой, тридцатилетний офисный клерк Константин, которого быт заел, и абсурд окружающей действительности в лучших традициях Пелевина (чего только стоит новая работа Константин – работа «народом» в сомнительной рекламной конторке), и набившая оскомину потрёпанная жена со своей не в меру гламурной подругой. Масштаб события под стать самим героям – самым волевым решением в жизни становится попытка Константина бросить курить. Бросить курить – значит, выпасть из привычного мирка. Откуда-то выплывают неясные любови со школьной скамьи, работа оказывается лишь данью стыда начальника перед подчинённым, семейная жизнь с каждым моментом всё противнее, сил, чтобы выбраться, отчаянно не хватает. В общем, хватай любую сюжетную линию – и воплощай на сцене.

 

Воплотить взялись сразу двое – Андрей Сидельников, молодой режиссёр-постановщик, и Виктор Рыжаков в качестве руководителя постановки.  На сцене старательно воспроизведён интерьер среднестатистической квартиры в панельной девятиэтажке: сервант, плита, пузатый холодильник, ноутбук, телевизор. Все простые радости тихого и спокойного мещанского быта. Только где-то в левом углу притаился рояль, который здесь торчит инородным телом, как заноза в пальце. За этот рояль Константин, которого играет Михаил Лучко, будет садиться в моменты наивысшего душевного подъёма и,  освещённый холодным белым светом,  что-то грустно наигрывать.

 

В начале спектакля режиссёр решает говорить о кризисе – ни много ни мало – человеческой личности и рисовать портрет героя нашего времени. Герой получается какой-то хилый и неубедительный, как, впрочем, и окружающие его персонажи. Шаблонные и плоские, они напоминают кочующих из одной новодрамовской постановки в другую уже выработанные маски – страдающий герой, отвязная любовь детства, клуша-жена, злой начальник. Герои старательно страдают от невыносимости бытия и не менее старательно декламируют «в пустоту» о житейских проблемах. Простая жизнь с незамысловатыми монологами подаётся здесь отнюдь не просто, а с неуместным надрывом: персонажи не говорят, а кричат, выясняют отношения, наворачивая круги по сцене либо бегая по зачем-то вынесенному на первый план велотренажёру (велотренажер – это же имитатор велосипеда, кажется…как по нему бегать можно? =)). Как следствие, история получается какая-то очень обыкновенная и в то же время вызывающая сомнение в достоверности. Никто никого не любит, всем что-то друг от друга нужно, счастья нет, даже если бросить курить, а количество мата на квадратный метр спектакля непростительно зашкаливает. Но, несмотря на экспрессивную лексику, сами диалоги временами слишком стерильные и мало напоминают всю ту же пресловутую реальность, убедить в существовании которой нас так пытаются на протяжении всего спектакля.

 

Однако где-то с середины спектакля режиссёр постепенно смещает акценты с глубоких переживаний страдающей личности Константина в сторону более глобальных проблем, и, на удивление, спектакль выравнивается. Во многом благодаря заслуженному артисту Александру Жданову, который играет бывшего школьного учителя Кости – Валерия Ильича. В его лице получает воплощение кризис веры, в лучших традициях начала 20 века – и вот это уже звучит гораздо более внятно. Невольно Валерий Ильич становится центральной фигурой спектакля, перетягивая на себя всё внимание зрителей. И истории про замызганных таджиков, которых учитель приводит к себе домой после внезапно пробудившегося гуманизма, веришь гораздо больше. Потому что с подобными блаженными душами, в которых сильны наивные идеи о высоком миссионерстве и свете знания, которые разбиваются о неказистую реальность, сталкиваешься слишком часто. Но всё же блистательная игра Жданова теряется в пучине нелепых высказываний, комических высокопарностях и прочих ненужных «украшательствах», которыми режиссёр старается максимально разукрасить пьесу и выудить на поверхность спектакля как можно больше скрытых смыслов и подтекстов. Попытка охватить всё и сразу оканчивается утратой желанной лёгкости, когда вместо стройного хора получается нестройная многоголосица, где каждый поёт своё, да погромче, без оглядки на другого.