Пресса по темам:

«Пиковая дама»
Пресса «Пиковая дама» А.С. Пушкина
Автор: Эфендиева Н.//Pulse. 2012-2013. дек.- янв.   

Ставший в этом сезоне художественным руководителем Театра «На Литейном» Игорь Ларин выпустил свою версию «Пиковой дамы». Помимо функций режиссера, новый худрук взял на себя еще функции инсценировщика и художника-постановщика.

 

Сценография спектакля отсылает к надбытовому, метафорическому слою повести: в глубине пустого черного сценического пространства стоит покрытый зеленым сукном стол, над которым нависает громадная люстра. Старуха-графиня появляется из той же мрачной пустоты, сидя в широком кресле с высокой спинкой. С «гофмановой куклой» – карликом – забавляются и Лиза, и графиня. За огромной золоченой рамой появляются силуэты дам и кавалеров XVIII века. Мотивы произведений Гофмана и немецкого романтизма вообще здесь используются через раз. Герман (Александр Безруков) – худой, с острым носом, затянутый в черный мундир, с резкими интонациями, похож на заведенный автомат. Что порождает ощущение чего-то жуткого и макабрического.

 

Графинь, как и Лиз, в спектакле три – аккурат по числу карт. Посему излюбленный у романтиков мотив двойничества здесь усиливается. Три Лизы-фурии терзают Германа, играя с телом покойной графини, с которым они управляются, как заправские кукловоды. Три призрака являются к обуреваемому жаждой выигрыша молодому человеку, чтобы наконец назвать заветные карты. Самая выигрышная часть графиньей партии, досталась, пожалуй, Вере Миловской. Тощая, скрюченная, с тонкими, длинными высохшими руками, с выбеленным лицом и голосом то скрипучим, то мяукающим она действительно пугающе ужасна. Но в сцене свидания неожиданная игривость старушки снижает пафос рассказа и превращает эту серию эпизодов в обаятельное гротескное зрелище.

 

Игорь Ларин растянул короткую пушкинскую повесть чуть не на три часа сценического времени. Более всего за счет танцев и отдельных миниатюр. Из-за этих не слишком, в общем-то, и нужных хореографических экзерсисов спектакль то и дело теряет легкость движения. Тем более, что далеко не все актрисы и актеры чувствуют себя в своей тарелке, надев длинные бархатные платья-шмиз, атласные туфельки и изящные панталоны с батистовыми рубашками. И время от времени музыкальные эпизоды больше похожи на самодеятельность, чем на собрание благородных господ. Впрочем стоит предположить, что Игорь Ларин, в дебюте своем обозначивший направление движения, сумет со временем добиться от своих подопечных желаемого.   

 

Пресса по темам: